ВойтиСтать клиентом +7 4912 70-10-70
О насУслугиНалогиЗарплатаНовостиАналитикаВебинары

Фонды Рязанского художественного музея пополнились тремя сериями автолитографий художника Павла Кузнецова. Приобретение в разгар кризиса стало возможными благодаря помощи СБК «Профит»

10 декабря 2015
Павел Варфоломеевич Кузнецов (1878-1968) — один из самых выдающихся русских художников ХХ века. Стал знаменит, в основном, своими картинами, написанными в его путешествиях по Востоку, особенно работами из цикла «Киргизская сюита». Поэзия степной жизни, переданная кистью Кузнецова, давно была оценена по достоинству: обладать произведениями этого художника — законная гордость для музея или коллекционера.

13 декабря в Третьяковской галерее закроется большая выставка из 115 живописных и 100 графических работ Павла Кузнецова, работавшая с 7 сентября и ставшая наряду с выставкой Валентина Серова — учителя Кузнецова, главным столичным художественным событием осени. И надо же случиться такому совпадению, что почти одновременно с открытием выставки Павла Кузнецова в Третьяковке, решился вопрос о приобретении Рязанским художественным музеем 45 автолитографий Кузнецова, входящих в циклы «Горная Бухара», «Туркестан» и «Туркестан. 2-я серия». При этом 90 с лишним лет единственной работой Павла Кузнецова в нашем музее была лишь картина «Киргизские дети», поступившая из Государственного музейного фонда в далёком 1924 году. Теперь же после приобретения практически полного корпуса кузнецовской тиражной графики, Павел Кузнецов представлен в Рязанском художественном музее как ни один другой живописец Серебряного века.

Это приобретение не могло бы состояться без спонсорской помощи Специализированной бухгалтерской конторы «Профит», взявшей на себя возмещение расходов по закупке двух из трёх серий кузнецовских автолитографий. Меценатство, не сулящее ни прибыли, ни сохранения капитала, может показаться довольно экзотическим поступком в момент переживаемого страной экономического кризиса. Руководители СБК «Профит», Андрей и Галина Жильцовы рассказали о причинах, побудивших их сделать такой шаг.



— Очень плохо, когда говорят только об экономической целесообразности, забывая об общественной пользе — считает Андрей Жильцов. — Мы привыкли обустраивать свой собственный мир, свой дом, квартиру, лужайку перед домом — но это вещи, которые ты делаешь вокруг себя и для себя. А есть и общественная польза — то, что нужно не одному тебе. Экономическая выгода тут ни при чём. К сожалению, сейчас понятие общественной пользы исчезло, и его хотелось бы реанимировать. Обустроить парк не только для себя, но и чтобы там гуляли люди, приобрести произведения искусства не для того, чтобы повесить в своей квартире, а чтобы сделать их доступными всем желающим. Ведь так и создавалась Третьяковка. Поэтому если вообще говорить о выгоде, то только в аспекте общественной пользы, которая, собственно, и является выгодой для всех нас.

Кроме того, есть волшебная и чарующая пора искусства Серебряного века, и если забрезжила возможность пополнить произведениями той эпохи рязанский музей, её нельзя упускать. У нас, в СБК «Профит», действует социальная программа: мы ведём на безвозмездной основе бухгалтерский учёт для тех некоммерческих организаций, которые приносят общественную пользу нашему городу, нашей области, тем людям, которые здесь живут. Обычно мы не занимаемся какими-либо спонсорскими выплатами, так как «Профит» — не финансовая организация, не завод, не корпорация. Мы делаем исключительно то, что можем сделать: предоставляем не деньги, а свой труд. Но случай с приобретением автолитографий для Рязанского художественного музея — это исключительная ситуация, когда решение надо было принимать очень быстро. Если бы мы этого не сделали, может, на нашем месте оказался бы кто-то другой, а, может быть, и никто, и шанс был бы упущен.



— На самом деле сейчас в нашем обществе появляется очень много всевозможных благотворительных или дополнительных социальных институтов, — говорит Галина Жильцова. — Это связано не с модой, а с тем, что в каждом из нас проснулось что-то большое, мы как бы оглянулись вокруг. Может быть, это началось с того момента, когда у нас горели леса, может быть, с чего-то ещё... Кто-то помогает детям; я смотрю на эту прекрасную молодёжь, которая у нас организовывает Арт-лужайку, и думаю, какие они молодцы. Мне нравится это поколение, я надеюсь, они будут немного лучше нас. Мы после девяностых слишком увлеклись что называется своими личными делами. А сейчас мы немножечко расширяем эти границы и понимаем, что есть вещи, которые очень нужны всей Рязани. В нашем городе есть художественный музей, есть художественное училище, художественные школы, изостудии, много детей рисует, есть свой слой культуры. Своё движение тут тоже есть, и что ещё может улучшить привлекательность города как не пополненная коллекция художественного музея? Идея подарить Рязани работы Павла Кузнецова принадлежала Александру Никитину, а нам оставалось только его в этом поддержать. И, может быть, именно в кризис, когда нет возможности делать масштабные проекты, поступление работ Кузнецова в фонды художественного музея будет одним из маленьких шагов, постепенно поднимающих наш город на новые ступени развития. Мы хотим показать и музею, и рязанцам, что в нашем городе очень много людей, интересующихся искусством, образованных, интеллигентных, готовых поддерживать город и фонды его музеев. Особенно в тяжёлые времена.

Андрей Жильцов также считает, что в Рязани необходимо каким-либо образом оформить институт попечительства — не обязательно в жёстких административных рамках, но хотя бы обозначить его как общественное движение. Это мнение разделяет один из авторов Энциклопедии русского авангарда Александр Никитин, который и запустил процесс приобретения автолитографий Кузнецова для художественного музея:
— Полагаю, есть резон в создании некоего попечительского совета при Рязанском художественном музее. Этот совет могли бы составить люди, которые уже помогали музею и подтвердили делом своё право быть в этом составе. В наше время антикварно-художественный рынок функционирует, в основном, в форме аукционов, где часто всплывают очень интересное работы, например, картины художников, имевших отношение к Рязани, но не представленных в фондах нашего музея — например, Ивана Орехова, авангардиста, учившегося в Рязанских государственных свободных художественных мастерских в 1919-1920-х годах. Процесс закупки для музея — довольно сложная процедура, затягивающаяся иногда на несколько лет, а антикварный рынок ждать не любит: большая часть картин попадает в частные коллекции и на долгие годы исчезает из поля зрения. Попечительский совет позволит в ситуациях, которые требуют быстрого принятия решений и привлечения денег, не пропускать возможности обогатить коллекцию рязанского музея. Последний же, во-первых, окажется в контексте стремительно меняющейся ситуации на сложном и мозаичном поле антикварных аукционов, а во-вторых, обретёт настоящих меценатов. Андрей и Галина Жильцовы дали пример того, как можно обеспечить возможность практически моментального — по меркам обычных музейных закупок — приобретения автолитографий Павла Варфоломеевича Кузнецова, многие годы хранившихся в коллекции крупного московского библиофила Льва Гладыша (1927-1993). Если бы не они, эти работы попали бы на аукцион, остались в Москве или ушли за границу. То есть без спонсора, готового немедленно вложиться в приобретение, ничего бы и не удалось.

Период авангардной революции первых лет советской власти затронул и Рязань, — продолжает Никитин. —. Например, III выставка картин 1919-1920 годов в Рязани удостоилась отдельной статьи в Энциклопедии русского авангарда. Сюда привозили Фалька, Родченко, Степанову, Лентулова, Попову, Пестель, Удальцову, Клюна, Кончаловского, братьев Весниных и других, но ничего с этих выставок в рязанском музее не осталось. Было упущено невероятное количество возможностей. Если бы тогда были закуплены эти работы, стоившие весьма дёшево, коллекция нашего музея была бы на столичном уровне, ведь теперь работы этих авторов оцениваются в сотни тысяч и миллионы долларов. Но тогдашние губнаробразовцы считали футуризм блажью, и всё прошло мимо. Понимаете, хочется некоего реванша, как ни наивно это звучит. Но это возможно только если у Рязанского областного художественного музея будет подспорье в лице меценатов, попечителей и друзей музея, готовых оказать помощь, в том числе, и финансовую.

Презентация трёх новоприобретённых серий автолитографий Павла Кузнецова состоится в Рязанском областном художественном музее 11 декабря в 16.00.

_d3O1e9-Uw0.jpg
5q1an9zbT98.jpg
AZh-110.jpg
BdwSW0oSfMI.jpg
IMG_2144.JPG
Mdi-4kVTFkw.jpg
MzQzenwXewA.jpg
nnmeCxvPMlg.jpg
tyuwSDDvgXc.jpg
VsXEs3XpDzA.jpg
X1iQ0639MIM.jpg
yHKQQJRfa9g.jpg

Галина Журавлёва
Наш офис в Рязани:
г. Рязань, ул. Соборная, д. 13
тел. (4912) 28-40-04, 70-10-70
факс (4912) 28-38-88
Контактная информация
© 2006—2017 ООО «Специализированная бухгалтерская контора «Профит»
ОГРН — 1026201257818
ИНН — 6231054413
КПП — 623401001
Разработка сайта PBCdesign.ru
О компании
Вакансии
Новости
Публикации
Полезное